“Машина дышит, а я нет”: Медик показала ужасающие записки пациентов на ИВЛ

"Машина дышит, а я нет": Медик показала ужасающие записки пациентов на ИВЛ

Медик обнародовала в СМИ записки пациентов, находящихся на ИВЛ. Именно эта аппаратура зачастую спасает жизнь людям с тяжёлой формой COVID-19. Записи ужасают и самим почерком пациентов, разобрать который порой просто невозможно, и признаниями больных: "Машина дышит, а я нет", "Извините, я не могу кашлять, у меня нет сил", "У мен голюцинация".

Журнал “Такие дела” опубликовал записки пациентов, находящихся на ИВЛ. Эти клочки бумаги несколько лет собирала Галина Красноперова – судя по её блогу, медик, работающий в реанимации.

Напомним, именно аппараты искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) сегодня зачастую спасают жизнь людям с тяжёлой формой COVID-19, активно используются в реанимациях больниц.

Автор публикации отмечает, что на ИВЛ пациент может провести от нескольких часов до нескольких дней, но иногда ситуация бывает сложнее, и тогда больной находится под этой аппаратурой даже месяцами. Говорить с трубкой в горле невозможно. И тогда выручают элементарные методы коммуникации: кто может только моргнуть, кто – пошевелиться, а некоторые даже способны черкануть несколько слов.

Вот такие записки Галина, по её же признанию, “последние несколько лет приносила с работы”. “Я просто не могла заставить себя выбросить их, зная, с каким трудом далось каждое написанное слово”, – пояснила автор публикации.

Глядя на эти клочки бумаги и выведенные пациентами буквы, ужасаешься. Становится по-настоящему страшно. И дело не только в самом почерке пациентов, разобрать который порой просто невозможно, но и в признаниях больных: “Машина дышит, а я нет”, “Извините, я не могу кашлять, у меня нет сил”, “У мен голюцинация”, “Мне очень плохо сердце”, “Нет воздуха”.

Кто-то обращается с просьбами к медперсоналу. Иногда в записке только одно слово: “Поесть”. Кому-то нужен обезболивающий укол, кто-то просил уложить его на пол: “Положите меня на пол спать. Я очень прошу мне будет легче”.

У некоторых хватает сил на относительно большие записки, в которых пациент жалуется на неудобства: “Операция “СТУЛ”, “ШТОРЫ”. Как откашливать мокроту, если горло разрезано и болит глотать”.

Кое-кто из пациентов интересуется, долго ли ему ещё тут лежать, кто-то интересуется датой.

Были и те, кто в своих записках молит о помощи Богоматерь.

Всемилостивая Владычица моя Пресвятая Пречистая дева Госпожа матерь Божья. Единственная моя Надежда. Не гнушайся меня Не отвергни меня Не гнушися меня Не отвергни меня Заступись услышь Увидь Госпожа Прости, прости Пречистая Не отступи от меня Не остави меня Заступись услышь Увидь.

(Все записи приведены с сохранением орфографии и пунктуации пациентов)