“Первый акт драмы”: Пушков одним вопросом поставил на место “жаждущих крови” Трампа

"Первый акт драмы": Пушков одним вопросом поставил на место "жаждущих крови" Трампа

Сенатор Алексей Пушков одним вопросом поставил на место тех, кто "жаждет крови" президента США Дональда Трапа. Он отметил, что объявленный импичмент – лишь "первый акт драмы".

Сенатор Алексей Пушков высказался об импичменте, который объявили президенту США Дональду Трампу в Палате представителей Конгресса США. Пушков подчеркнул, что он не будет иметь никаких последствий, если это решение не поддержит Сенат.

“Эта лишь первый акт драмы. Состоится ли второй? Большой вопрос. Для этого жаждущим крови Трампа демократам понадобятся голоса трети сенаторов-республиканцев. В Палате представителей “за” проголосовали лишь 10 из 203 республиканцев, принявших участие в голосовании, т. е. менее 5 процентов”, – заявил Пушков.

Он также отметил, что этот вопрос не смогут рассмотреть в Сенате до истечения срока президентства Трампа.

Напомним, что сегодня Палата представителей Конгресса США проголосовала за импичмент президента Дональда Трампа. Как отмечает российский журналист, работающий в Соединённых Штатах, Валентин Богданов, впервые в американской истории это дважды случилось с одним президентом.

При этом сам импичмент уже называют самым двухпартийным, поскольку за него проголосовали не только демократы (единогласно), но и сторонники Трампа – республиканцы (10 человек).

После объявления импичмента Трампу в официальном Twitter Белого дома появилось заявление американского лидера. Он уложился в пять минут.

В частности, Трамп говорил о том, что ни один из его “истинных сторонников не может поддерживать политическое насилие, неуважение к правоохранительным органам или нашему великому американскому флагу, не может обижать своих сограждан”. По мнению главы Белого дома, те, кто действует подобным образом – не его сторонники, а, наоборот, те, кто “атакует” и само движение в поддержку Трампа, и “атакует нашу страну”.

Прошёлся президент и по цензуре в соцсетях, назвав это “беспрецедентным нападением на свободу слова”. Об импичменте он не сказал ни слова.