“Почему после боулинга и кальянных?”: Малофеев рассказал, когда в Москве откроются храмы

"Почему после боулинга и кальянных?": Малофеев рассказал, когда в Москве откроются храмы

В эфире программы "Царьград. Главное" ведущий Юрий Пронько и учредитель телеканала Константин Малофеев обсудили смягчения режима самоизоляции в Москве. Малофеев рассказал, когда в столице откроются храмы, задав вопрос: почему после боулинга и кальянных?

Ведущий программы “Царьград. Главное” Юрий Пронько недоумевает, почему в рамках смягчения мер по самоизоляции не разрешили ходить на работу, в церкви, но зато можно посетить алкомаркет.

“Что предлагает Сергей Семёнович Собянин? Он вновь предлагает, но теперь уже не алкомаркеты, а непродовольственную торговлю открыть. Но при этом никак вообще не проговаривается вопрос об открытии московских храмов. Вновь Церковь за бортом. И сейчас будут продолжать разговор о том, что священники самые богатые. Я же это вижу. И в комментариях наших некоторых зрителей”, – заметил Пронько.

В ответ учредитель телеканала Царьград Константин Малофеев заявил, что это лишь подчеркивает то, что мы – общество потребления.

“Мы продолжаем молиться этому Либеру. Мы общество потребления. Потребление свято. Как это так – мы уже полтора месяца по интернет-доставке заказывали себе кофеварку, это же какой ужас. Надо же пойти руками потрогать, а иначе как? Мы общество потребления, и это для нас важно. А храмы для нас – неважно”, – говорит Малофеев, уточняя, что имеет в виду тех, кто принимает решения и от имени которых делаются такие заявления.

Малофеев обратил внимание на то, что Собянин говорит о мерах смягчения, “не моргнув глазом”, поэтому церкви столичные власти отнесли к сфере досуга.

“Вот, боулинги когда с кальянными откроются – тогда церкви. Оно вот там у них в голове находится. А как же Господь к нам должен относиться, если мы Его, Творца Неба и Земли, вот там для себя определили? Мы на что рассчитываем? Мы считаем, что нас почему-то должны миновать печали, и беды, и скорби? Если мы вот так относимся к Богу, как Он должен к нам относиться? Что мы делаем? Мы потеряли всякий страх. Если даже вы неверующий, ну, подумайте об этом. Страх Божий терять не нужно”, – подчеркнул Малофеев.

Учредитель Царьграда продолжает, что уже не ведётся речи о том, кто кого и где заразит, в каких продовольственных или непродовольственных магазинах. Но непонятно, если там никто никого не заражает, почему тогда власть молчит про храмы, добавляет Малофеев.

“Что же вы к Церкви не обращаетесь? Что же вы не говорите: всё, пожалуйста, открывайтесь. Церковь очень ответственна. Святейший Патриарх сам обратился с тем, чтобы воздержались прихожане. Церковь ответственно отнесётся к такому обращению светских властей. Уж не надо её подозревать в легкомыслии. Но дайте Церкви самой решить. Откройте административно такую возможность. Не делайте над нами такого насилия, как было в Пасхальную ночь, когда они, как место преступления, всё лентами огораживали. Я не знаю, как у полицейских руки не дрожали. Их же крестили. И им потом венчаться там и отпеваться, уж точно”, – напомнил Малофеев.

Отношение к Церкви, по его словам, это не про религиозность, а про совесть. Малофеев привёл в пример мусульманские страны, где с уважением относятся и к православным.

“В Сирии, например, в Ливане я разговаривал, в религиозной стране другая религия, но мусульмане относятся к христианам очень понятно, они очень уважают. Мы, православные, здесь, в православной стране, с большим уважением относимся к мусульманским обрядам, потому что мы, религиозные люди, друг друга понимаем. Но почему власть-то состоит из одних атеистов?” – задался вопросом Малофеев.

Пронько в свою очередь заметил, что чиновников часто можно увидеть на пасхальных службах. Малофеев согласился, что госслужащие часто и с Пасхой, и с Рождеством поздравляют.

“И со свечками стоят, и в комиссиях разных по разным праздникам в честь Александра Невского, Сергия Радонежского участвуют, но когда речь заходит о том, чтобы немного Христа исповедовать… В этот момент они о Нём забывают – всё, Его нет у них. Они забыли о Нём. Ну, так Он тоже про вас забудет. И про нас забудет, если мы молчать будем. И мы поэтому будем говорить, потому что мы хотим, чтобы Он про нас не забыл. Поэтому мы не молчим”, – резюмировал Малофеев.