Раскрыт соблазн Набиуллиной: “Злые языки” рассказали о “хорошем бизнесе” ЦБ

Раскрыт соблазн Набиуллиной: "Злые языки" рассказали о "хорошем бизнесе" ЦБ

Дмитрий Голубовский раскрыл соблазн Эльвиры Набиуллиной. Речь об искушении по захвату контроля над банками, находящимися у регулятора на санации. "Злые языки" рассказали о "хорошем бизнесе" ЦБ, построенном на этой процедуре.

Финансовый аналитик Дмитрий Голубовский оценил новый законопроект Минэкономразвития, который может ограничить возможности ЦБ и госбанков на приобретение акций или долей в финансовых организациях.

Ожидается, что данная мера поспособствует увеличению влияния частного бизнеса в данном секторе экономики. Соответствующее предложение было направлено на рассмотрение в кабмин. Документ имеется в распоряжении РБК.

Голубовский в интервью для Царьграда подчеркнул, что запрет непосредственно касается Центробанка под руководством Эльвиры Набиуллиной. Он считает, что принятие данного законопроекта поможет устранить имеющийся конфликт интересов, и потому инициативу можно только приветствовать.

ЦБ – это регулятор, он не может владеть банками. Должны быть какие-то ограничения на управление теми кредитными организациями, которые находятся в ведомстве на санации. По-хорошему, для санации нужно было бы сделать какую-то отдельную структуру, чтобы регулятор не занимался этими вопросами. Почему это важно? А потому, что у ЦБ появляется соблазн начать отзывать лицензии, чтобы брать под контроль всё больше, больше и больше и управлять всё большими и большими финансовыми потоками, – пояснил эксперт.

Он добавил, сославшись на некие “злые языки”, что данная схема якобы активно используется и, более того, уже превратилась в “хороший бизнес”.

Можно просто завалить здоровый банк, взять его на санацию и дальше на этом зарабатывать как менеджмент. Зарабатывают, соответственно, те представители Центрального банка, которые его контролируют. Что происходит в санируемых организациях? Они продолжают терять деньги на каких-то совершенно странных кредитах, которые выдаёт управляющий, – заметил собеседник “Первого русского”.